Так ли опасны орнаментные птицееды (род Poecilotheria)?

Pandinus imperator (Emperor scorpion), Scolopendra gigantea (Amazonian giant centipede), Brachypelma emilia (Mexican Redleg), Archispirostreptus gigas (The giant African millipede) и другие виды
Аватара пользователя
Rhabdophis
Новичок
Новичок
Сообщения: 11
Зарегистрирован: 14 июл 2015, 16:05
Откуда: Россия, Кемеровская область, Кемерово

Так ли опасны орнаментные птицееды (род Poecilotheria)?

Сообщение Rhabdophis » 30 ноя 2018, 12:44

Уважаемые форумчане, хочу представить вашему вниманию небольшую статейку, посвящённую ядовитости орнаментных пауков-птицеедов (род Poecilotheria), ставших в последнее время довольно популярными обитателями наших террариумов. Они широко известны благодаря выдающимся размерам, привлекательной окраске и, конечно же, токсичному яду. Сегодня на просторах Интернета можно найти предостаточно информации, включающей качественные любительские, научные и полунаучные статьи, практически всесторонне описывающие как самих пецилотерий, так и условия их содержания. Тем не менее, достоверной информации по ядовитости этих пауков очень немного, хотя всевозможных постов и комментариев на данную тему написано уйма. Тут можно сказать без преувеличения, что арахнокиперы в буквальном смысле складывают легенды о токсичных свойствах яда своих подопечных. Чаще всего именно пецилотерий называют самыми ядовитыми среди всех пауков-птицеедов, более того, многие опытные пауководы убеждены, что они представляют весьма серьёзную, если не смертельную опасность и для людей, и для домашних животных. Некоторые арахнокиперы и вовсе сравнивают их с ядовитыми змеями или высокотоксичными пауками, вроде знаменитых бродячих пауков (род Phoneutria) и чёрных вдов (род Latrodectus). Неудивительно, что пецилотерии вызывают праведный ужас у начинающих и глубокое уважение у опытных заводчиков. Но вот заслуживают ли эти пауки столь громкую славу и соответствуют ли зловещие рассказы о них научным фактам? Предлагаю попробовать разобраться в этом непростом вопросе.

Немного об укусах и укушенных
Пожалуй, стоит начать с вещей общеизвестных. Как мы знаем, пецилотерии иногда кусаются и порой делают это очень больно. Они безобразничают как у себя на родине в Индии и Шри-Ланке, кусая местных жителей, лазающих на пальмы за кокосами, так и в западных странах, нападая на беспечных арахнокиперов в их же квартирах. Стоит отметить, что, несмотря на информацию о периодических столкновениях индусов с орнаментными птицеедами [1], количество более менее хорошо задокументированных укусов этих пауков в пределах их естественного ареала обитания невелико [2-4]. Большинство же подробно описанных нападений пецилотерий на людей отмечено не в тропических лесах Индии и Цейлона, а в городах Европы и США. И хотя подобные инциденты случаются относительно редко, к настоящему моменту уже набирается не один десяток погрызенных пецилами арахнокиперов. Впрочем, если обращаться именно к научной литературе, то и здесь информации по таким случаям оказывается немного. Мне удалось найти всего несколько отчётов об укусах пецилотерий в медицинских журналах [5-8], в то время как основная масса подобных происшествий описывается не учёными и медиками, а самими укушенными в соответствующих разделах всевозможных тематических форумов, группах в соцсетях и прочих подобных интернет-ресурсах. Также информацию об укусах иногда публикуют в журналах, издаваемых некоторыми арахнологическими обществами [9-11]. Не хотите спросить, почему укусов десятки, а в специализированной научной литературе обнаруживается лишь парочка статей? С одной стороны, далеко не все укушенные арахнокиперы спешат обращаться в больницы (про индусов вообще молчу, у них такой возможности часто попросту нет), обычно пострадавшие переносят последствия укуса на ногах, предпочитая есть противоаллергические и обезболивающие препараты не консультируясь с работниками медицинской сферы. С другой стороны, лишь немногие медики заинтересованы в публикации подобного материала (скажем прямо, он не очень интересен с позиций медицинской значимости), так что все ценные сведения часто остаются лежать в архивах медицинских учреждений.
Если с научными статьями всё более менее понятно, то об отчётах, которые пишутся арахнокиперами, стоит поговорить немного подробнее, поскольку для большинства пауководов именно они служат основным источником информации о последствиях укусов содержащихся у них зверушек. Безусловно, эти отчёты являются весьма ценными источниками данных, причём они не игнорируются и учёными. Так, например, в одной из упомянутых статей анализируется информация, взятая с нескольких тематических сайтов [6]. С другой стороны такие отчёты имеют ряд недостатков, о которых не стоит забывать. Информация в них обычно ограничена, субъективна и не всегда достоверна. Оно и понятно, ведь без специального обследования даже врач вряд ли сможет понять, что там происходит в организме у укушенного, не говоря уже о том, чтобы пострадавший сам смог правильно определить и интерпретировать развивающиеся у него симптомы. Более того, сама ситуация часто предрасполагает к ошибочной оценке происходящего кипером, когда укушенный оценивает свои ощущения в условиях сильного стресса, особенно если он до этого слышал от коллег нечто вроде "бла-бла-бла ядовитый, бла-бла-бла склеишь ласты". И хотя при этом последствия укуса могут быть не страшнее таковых легкого отравления несвежим пирожком, человек будет искренне верить, что это был худший опыт за всю его жизнь. Другим недостатком любительских отчётов является то, что их обычно невозможно проверить на подлинность. Даже если отбросить явно трешовые истории из серии "моего брата загрызла терафоза", остаются разные сомнительные моменты и непонятно, то ли так и было вправду, то ли автору это почудилось, то ли он всё придумал.
Самое время поговорить о том, что же ждёт человека в случае укуса пецилотерии. Если суммировать информацию из научной литературы и отчётов с различных сайтов (например, www.arachnoboards.com, www.poecilotheria.com, www.tarantulas.ru и др.) получаем следующую картину. Как правило, укусы пецил локализуются преимущественно на пальцах или руках, но изредка пауки кусают своих хозяев и в другие части тела, включая плечи, спину, ноги и лицо. Симптомы, судя по описаниям, сильно варьируют от случая к случаю, начиная от почесалось и прошло до оказался в коме. При легких отравлениях укушенные обычно отмечают лишь местные реакции, вроде умеренного отёка, эритемы, зуда, слабого жжения и терпимой боли. В таких случаях симптомы полностью исчезают за пару часов или на худой конец в течение суток, иногда они могут вообще отсутствовать. Наиболее логичным объяснением этой ситуации являются так называемые "сухие" и "полусухие" укусы, когда паук либо не вводит яд совсем, либо его в рану попадает очень мало. Если же киперу не повезло, и он получил приличную дозу яда, отравление может пышно расцвести на его покорёженной болью тушке. В худшем случае "мокрые" укусы сопровождаются сильной болью и жжением, место укуса часто заметно распухает и краснеет, появляются неспецифические системные симптомы, вроде озноба, жара, лихорадки, помутнения зрения, сильной головной боли, тошноты и рвоты с поносом в придачу. Порой укушенные даже теряют сознание. Также неизменным спутников отравлений ядом пецилотерий являются спонтанные болезненные судороги. Обычно они появляются через несколько часов после укуса и периодически напоминают о себе в течение следующей недели или двух, а иногда и пары месяцев. Некоторые киперы утверждают, что судороги могут возникать время от времени на протяжении полутора лет после инцидента, но я не доверяю этой информации.
Стоит сказать, что при всех описываемых ужасах, каких-то фатальных последствий у людей, покусанных пецилотериями или любыми другими птицеедами, пока не отмечалось. Конечно, на просторах Интернета ходят байки о смертях, анафилаксии, остановках сердца, проблемах с почками и печенью, но подтверждения им в компетентных источниках найти не удаётся, а то, что подаётся как пруфы, выглядит сомнительно. К слову, довольно известный и часто обсуждаемый случай гибели ребёнка в Китае от укуса китайского птицееда (Cyriopagopus schmidti) также не считается достоверным [4], хотя многие киперы убеждены, что он является официально подтверждённым. Кроме того, в тех немногочисленных случаях, когда покусанные токсичными птицеедами арахнокиперы всё-таки обращались за медицинской помощью, обследование не выявляло у них каких-либо угрожающих жизни изменений в организме, несмотря на жалобы пострадавших на проблемы с сердцем, давящие боли в груди, затруднение дыхания и прочие страсти.

Так почему же понос вместо суперспособностей?
Как же работает яд пецилотерий и откуда берутся судороги и прочие прелести? Вопрос на самом деле сложный. Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что изученность их яда, как и изученность яда прочих пауков-птицеедов и пауков вообще в основном оставляет желать лучшего. Более менее исследованы яды наиболее опасных пауков, вроде атраксов (род Atrax), пауков-отшельников (род Loxosceles), бродячих пауков (род Phoneutria) и чёрных вдов (род Latrodectus) [12]. В отличие от перечисленных зверушек, птицееды не имеют столь существенного медицинского значения, потому они привлекают гораздо меньше внимания со стороны учёных и медиков.
Сегодня известно, что яд пецилотерий и других пауков-птицеедов представляет собой сложную смесь различных веществ, в которую входят всевозможные низкомолекулярные соединения (включая неорганические соли и свободные ионы, органические кислоты, ацилполиамины, свободные аминокислоты, нуклеозиды, нуклеотиды, биогенные амины и т.д.), небольшие богатыми дисульфидами пептиды и некоторые протеолитические ферменты [12-17]. Большинство этих веществ нацелено на нервную систему, например, многие из перечисленных низкомолекулярных соединений могут действовать как нейротрансмиттеры, вызывая паралитические эффекты (особенно у беспозвоночных) сами по себе или работая синергично с нейротоксичными пептидами. Последние являются основными компонентами яда всех пауков-птицеедов, в большинстве своём они имеют массу от 2,6 до 7,2 кДа (27-65 аминокислотных остатков). Эти пептиды модулируют функции ионных каналов – особых образованных белками пор, обеспечивающих контролируемое перемещение ионов через клеточную мембрану и задействованных во многих физиологических функциях. Наиболее значимым эффектом паучьих нейротоксинов является их воздействие на потенциал-зависимые калиевые, натриевые и кальциевые каналы, имеющие особенно большое значение для работы нейронов и мышечных клеток, поскольку именно благодаря им создаются мембранные потенциалы и инициируются процессы выброса гормонов и сокращения мышц. Кроме того, яды птицеедов действуют на механочувствительные и кислоточувствительные ионные каналы, а также каналы с транзиторным рецепторным потенциалом.
Думаю, далее нет необходимости вдаваться в подробности, описывая молекулярное строение пептидов и их взаимодействия с ионными каналами и другими мишенями, поскольку текст в этом случае получится слишком длинным и малопонятным. Тем, кому интересны подробности, советую читать специализированную литературу, благо такой хватает (начать можно с приведённых выше ссылок [12-17]). Здесь же будет достаточным сказать, что большинство системных и местных эффектов, характерных для отравлений ядом орнаментных и прочих птицеедов, возникает именно благодаря воздействию паучьих токсинов на ионные каналы и связанные с ними рецепторы. Сюда, к примеру, относятся те самые знаменитые судороги, вызванные спонтанной активацией нейронов и мышечных клеток, а также расползающееся по телу ощущение боли и жжения. Эти эффекты могут усиливаться содержащимися в яде низкомолекулярными агентами, такими как ионы калия, органические кислоты, биогенные амины и т.д.
Помимо нейротоксинов в состав яда пауков-птицеедов входят и другие компоненты с интересными свойствами. В их числе ингибиторы сериновых протеаз, предположительно, защищающие нейротоксичные пептиды от протеолитической деградации ферментами при попадании последних в организм добычи, хищника или неудачливого арахнокипера. Ещё одним важным компонентом яда птицеедов являются гиалуронидазоподобные ферменты, также известные как факторы распространения. Они гидролизуют ряд компонентов внеклеточного матрикса, облегчая диффузию нейротоксинов в ткани жертвы, что способствует максимизации их активности. Стоит сказать, что ферменты этой группы в яде пецилотерий особенно активны [18, 19], а это может отчасти объяснять силу яда этих пауков по сравнению с ядами других птицеедов. Кроме того, гиалуронидазоподобные ферменты имеют довольно большие размеры, достигая молекулярной массы в 33-47 кДа, что делает их потенциально высоко аллергенными, о чём мы ещё поговорим в следующем разделе.
Итак, теперь мы с вами знаем, что яд пецилотерий подобно ядам других птицеедов преимущественно нейротоксичен. Что он может и насколько опасен? Ну если вспоминать о некрупных животных, то мыши или крысы после укусов пецил долго на этом свете не задерживаются и быстро дохнут из-за паралича и нарушения работы внутренних органов. Если же говорить о человеке, то яд пецилотерий, по всей видимости, слишком слаб и/или его слишком мало, чтобы парализовать такую здоровенную тушу, потому его воздействие на человеческий организм вызывает лишь небольшие проблемы …ну по сравнению с параличом и летальным исходом они явно невелики. Но тут возникает вопрос: если даже яд пецилы и не может убить человека, может ли он нанести какой-то непоправимый вред здоровью, который будет аукаться ещё долгие годы? Вопрос сложный, особенно если учесть, что действие и молекулярные мишени более чем половины компонентов яда птицеедов совершенно не изучены. Тем не менее, возьму на себя смелость и скажу, что, скорее всего, нет, ничего ужасного и непоправимого с вами не случится. Да, тематические интернет-ресурсы изобилуют самыми жуткими и порой совершенно идиотскими "фактами" об укусах этих пауков, но, как правило, никто не даёт надёжных пруфов, а большинство историй, основанных на рассказах некого знакомого врача или какого-то ну очень знающего арахнокипера, занимающегося пауководством аж 15-20 лет и потому способного с одного взгляда выявлять у укушенного почечную недостаточность с инфарктом миокарда в придачу, не подтверждаются информацией из научных источников. Мне так и не удалось найти внятной информации по сердечной недостаточности или циррозу печени, о которых периодически пишут на разных сайтах. Думаю, если бы такие последствия и правда имели место быть, данные по ним в компетентных источниках находились бы без особых проблем. Может плохо искал? Если вдруг вы о таких знаете, киньте ссылки;) А пока – вот некоторые соображения на тему урона здоровью, основанные на имеющейся информации:
Сердечная недостаточность. С одной стороны здесь всё кажется логичным: яд птицеедов действует и на нейроны, и на кардиомиоциты, так почему бы ему не вызывать какие-то проблемы с сердцем? Ну никто и не говорит, что он их совсем не вызывает. Тем более в составе яда некоторых птицеедов имеются отдельные компоненты, которые, по-видимому, могут бить по сердцу целенаправленно. Кроме того, высвобождение того же адреналина, связанное с действием токсинов и стрессом, также может влиять на сердце. Но вот насколько велико это влияние? Довольно часто после укусов птицеедов Старого Света регистрируют приступы тахикардии. В таком состоянии у пострадавшего наблюдается усиленное сердцебиение с болезненными ощущениями в груди, сопровождающееся потливостью, общей слабостью, головокружением и головной болью. Тут и недолго подумать, что вот и всё – приехали! Однако по факту это лишь временное состояние, для здорового человека оно не является фатальным. Что же касается данных по каким-то действительно тяжёлым нарушениям в работе сердца, которые были бы подтверждены медицинскими обследованиями, то, как я уже упомянул выше, мне об их существовании ничего не известно. Но, разумеется, в отсутствие такой информации терять бдительность и проверять действие яда на себе не стоит. Также не следует забывать и о группах риска, включающих детей, стариков и различных больных с серьёзными заболеваниями сердечно-сосудистой системы, сахарным диабетом и тому подобным. Если вы принадлежите к одной из этих групп, то кусаться пецилотериями вам настоятельно не рекомендуется, хотя шансы поиметь проблемы с сердцем даже в таком случае невелики.
Отказ печени и почек. Ещё одна группа историй, похожих на правду, но, по всей видимости, далёких от истины. Известно, что укусы некоторых пауков могут заканчиваться острой почечной недостаточностью, поражением печени и некоторых других внутренних органов. Таковы, например, укусы пауков из рода Loxosceles, которые оставляют на теле уродливые гниющие язвы, а иногда приводят к внутрисосудистому гемолизому и нарушению коагуляции, в результате чего частенько отказывают почки, а пострадавший отправляется на встречу с Создателем [20-22]. Также проблемы с почками могут возникать и как последствие укусов чёрных вдов, хотя это происходит редко [23, 24] и не совсем понятно, вызывается оно нефротоксичным действием яда или аллергическими реакциями. Что же касается пецилотерий и других птицеедов, то тут мне не удалось найти достоверной информации о появлении подобных проблем у укушенных ими людей, хотя посты об отказывающих почках и печени периодически всплывают на арахнофорумах и в соцсетях. Откуда берётся эта информация неизвестно, поскольку никто не приводит никаких ссылок. Могу предположить, что эти байки рождаются из убеждения в том, что раз печень и почки выводят токсины из организма, то они обязательно должны разрушаться паучьими ядами. В принципе данное утверждение звучит логично, поскольку из-за развитой сети кровеносных сосудов и обильного кровоснабжения эти органы являются весьма уязвимыми для всевозможных токсинов, однако в отношении ядов птицеедов оно бездоказательно. Ко всему прочему, опыты на мышах показывают, что даже высокие дозы яда некоторых видов (в данном случае Acanthoscurria paulensis) хотя и вызывают у животных паралич и смерть, не оказывают заметного влияния на состояние внутренних органов, включая печень, почки и селезёнку [25]. В другом исследовании, также было показано, что после введения яда Vitalius dubius крысам, у них не происходит каких-либо заметных макроскопических изменений или повреждений внутренних органов, но с другой стороны микроскопия в этом опыт не делалась [26]. Правда здесь необходимо оговориться, что периодически на разных сайтах пишут о неком опыте по тестированию на мышах именно яда пецилотерий, а также о том, что он будто бы вызывает у подопытных животных разложение внутренних органов. В научной литературе я описание подобного эксперимента так и не нашёл, а потому не уверен, что он вообще проводился и склоняюсь к тому, что это очередной фейк (если же кто-то знает первоисточник, буду благодарен за ссылку). Так что, если опираться на имеющуюся информацию, пусть даже весьма ограниченную и противоречивую, можно говорить, что яд пецилотерий для печени и почек, скорее всего, не опасен. Возможно, там и правда возникают какие-то патологические изменения, но вряд ли они существенны, необратимы и как-то сказываются на функциях этих органов. Мне лично кажется, что лишняя опрокинутая бутылка спиртного нанесёт куда больше вреда здоровью печени, чем укус пецилотерии, если, конечно, не давать ей кусать себя регулярно.
Некроз. Ещё одна сомнительная тема, порой мелькающая во всяких постах. Лично я не встречал достоверной информации о том, чтобы яд пецилотерий или других пауков-птицеедов вызывал обширные некротические поражения. Это характерный признак локсоцелизма, но не укусов птицеедов. Во многих исследованиях показано, что их яды не обладают сильной протеолитической и цитолитической активностью, а потому не способны превращать ткани в гниющее месиво. Тут, конечно, можно оговориться, что в парочке стареньких статей есть данные, касающиеся некрозов мышечной ткани у мышей, которым вводился яд птицеедов рода Aphonopelma [27, 28], однако я не слышал, чтобы подобное наблюдалось у людей. В отдельных случаях некроз может возникнуть из-за аллергии или при попадании в рану инфекции. К слову, в Индии даже зафиксированы смертельные случаи от гангрены и заражения крови, которые были вызваны укусами Chilobrachys hardwikii [29] ...эм наверное укусами. Почему наверное? Ну, знаете ли, Индия – такая Индия. Страна с жарким климатом и кучей патогенов в окружающей среде, где местные жители ходят босиком по загаженной земле, тут же спят, подкладывая под голову священную коровью лепёшку, а с утра умываются и пьют из священной речки, куда по нужде ходит вся деревня, а ещё сбрасывается то, что не догорело во время кремаций… добавьте к этому "высокий" уровень медицины и получите гангрену с проказой и сифилисом в придачу, а виноватым в итоге оказывается паук))

И грянул шок
*Данный раздел получился небогат на ссылки, поскольку большая часть представленной в нём информации общеизвестна. Вы можете легко найти подтверждение нижесказанному в посвящённых аллергиям научных статьях или книгах по иммунологии. Там же вы найдёте и все заинтересовавшие вас подробности, благо информации по этиопатогенезу аллергических реакций набирается не то что вагон, а целый железно-дорожный состав. Здесь же я попытаюсь быть краток насколько это возможно. Тема, как говорится, обширна и многогранна.
Где-то по миру ходит неразлучная парочка жутких монстров, все о них слышали, все их боятся, но никто их не видел. Угадали о чём речь? Да-да, об аллергии и анафилаксии. Какой только чуши не пишут на эту тему, причём это характерно абсолютно для любого арахнофорума или другого подобного ресурса. Почему-то мало кто хочет разбираться, что это такое и как оно работает, но при этом у всех есть ценное мнение, которым они спешат поделиться. В итоге на аллергические реакции списывают чуть ли не все связанные с укусами птицеедов симптомы, хотя бы немного выбивающиеся из стандартной картины, характерной для отравления ядом того или иного вида. Например, если у вас проявилась чуть более сильная реакция на укус какого-нибудь авика (род Avicularia) или брахи (род Brachypelma), вам стопудово скажут, что это была аллергия. Да чего уж там, часто вообще не требуется наличия каких-то особенностей в последствиях укуса, чтобы вам это сказали. Уж что-что, а фразы в стиле "Укусил паук – начались судороги. Это аллергия?" или "Три часа назад получил укус от своего птицееда, до сих пор не спадает отёк. Аллергия?" с утвердительными ответами на них всплывают регулярно. Встречаются и совсем комичные высказывания, мол птицееды вообще не имеют яда, а впрыскивают некую белковую субстанцию (здесь можно было бы пошло пошутить, но да ладно) и все возникающие симптомы являются ничем иным, как результатом аллергической реакции …эм о_0 …зато оригинально. В общем, думаю, что этот пункт по аллергиям требует некоторых пояснений.
Итак, что же такое аллергия? Грубо говоря, аллергия – это такое патологическое состояние иммунной системы, когда она начинает работать по принципу "из пушек по воробьям", чрезмерно активно реагируя на попавшую в организм постороннюю и часто совершенно безвредную субстанцию, называемую аллергеном. По сути, аллергия является неадекватной воспалительной реакцией, превращающей ваше тело в настоящее поле боя, что сопровождается повреждением собственных тканей. Аллергическая реакция может быть локальной, но она всегда является результатом повышенной аллергической реактивности всего организма и часто имеет тенденцию к генерализации. Как правило, в основе аллергии лежат нарушения механизмов нормального иммунного ответа, сопровождающиеся перепродукцией антител класса E (IgE) при контакте с аллергеном. Синтезируемые плазмоцитами IgE связываются с тучными клетками и базофилами, занимая "выжидательную" позицию. По мере синтеза и накопления IgE возникает сенсибилизация – повышение чувствительности организма к конкретному аллергену, вызвавшему продукцию антител. Если сенсибилизированный человек контактирует с этим аллергеном повторно, последний, попадая в организм, связывается с IgE на поверхности мастоцитов и базофилов, что вызывает выброс содержащихся в данных клетках медиаторов воспаления и аллергии, таких как гистамин, лейкотриены, простагландины, различные ферменты и антикоагулянты. В свою очередь, эти вещества при массовом их высвобождении в окружающие ткани способствуют падению сосудистого тонуса, увеличению проницаемости сосудов, раздражению нервных окончаний и сокращению гладкой мускулатуры. Развивающаяся симптоматика при этом может быть весьма разнообразной и зависит от степени выраженности иммунного ответа. Наиболее распространены местные аллергические реакции, которые часто включают зуд, гиперемию, отёк, эритему, различные высыпания, изредка дело доходит до некротизации тканей. Если реакция проходит особенно бурно, то воспалительный процесс охватывает буквально весь организм. В худшем случае у больного развивается так называемый анафилактический шок, представляющий собой наиболее серьёзную системную аллергическую реакцию, затрагивающую многие жизненно важные органы. Ключевым признаком анафилаксии является резкое падение артериального давления, сопровождающееся нарушением кровоснабжения практически во всём теле. При относительно лёгком течении анафилаксия проявляется отёками и повреждениями слизистых, покраснениями и высыпаниями на коже, головокружением и головными, ознобом, слабостью, тахикардией, расстройствами ЖКТ, болями и неприятными ощущениями в теле, онемением конечностей. В более тяжёлых случаях развивается отёк Квинке, возникают спазмы дыхательных путей, судороги, появляются серьёзные проблемы с сердцем вплоть до инфаркта (синдром Коуниса), изредка анафилактический шок может сопровождаться отёком мозга и лёгких. При выраженной анафилаксии больной нередко теряет сознание и может умереть от острой дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточности, а также необратимых изменений в жизненно важных органах. Важно отметить, что анафилактический шок может развиваться крайне стремительно и приводить к смерти за считанные минуты.
Вышеописанную аллергическую реакцию относят к IgE-опосредованной, или гиперчувствительности I типа, именно она ответственна за подавляющее большинство случаев возникновения аллергии на укусы ядовитых животных. Однако есть сведения, что в ответ на введение зоотоксинов могут возникать и IgE-независимые реакции. К ним относятся иммунокомплексные реакции, где главными игроками становятся антитела класса G (IgG), образующие с аллергенами иммунные комплексы, активирующие систему комплемента, а также реакции замедленного типа, опосредуемые активацией клеточного иммунного ответа. Два этих типа гиперчувствительности могут проявляться сами по себе или сосуществовать с типичной аллергией, вызывая дополнительные проблемы, начиная со стимуляции воспалительного процесса в месте введения яда и заканчивая воспалением и некротизацией сосудов и внутренних органов. Впрочем, такие реакции на укусы ядовитых животных возникают крайне редко и, как правило, носят локальный характер. Предположительно, при отравлении зоотоксинами совсем редко могут возникать и системные иммунокомплексные реакции по типу сывороточной болезни, однако для их развития требуется очень большая концентрация аллергенов. В случае укусов ядовитых животных они появляются лишь при попадании огромных доз яда в организм, например, если на человека нападает сразу целый рой пчёл или ос [30, 31].
Как вы уже, наверное, успели заметить, многие симптомы аллергии подозрительно похожи на те, что описывают в своих отчётах покусанные арахнокиперы. В пору задаться вопросом: а не был ли прав тот чудак, который говорил, будто все последствия укусов птицеедов есть результат аллергических реакций? Но нет, это видимое сходство имеет и более логичное объяснение. Во-первых, несмотря на разницу в механизмах действия яда и развития аллергических реакций, клиническая картина, как видимый результат их воздействия на организм, в обоих случаях нередко оказывается похожей, поскольку один и тот же эффект может быть достигнут разными путями. Например, тахикардия может возникать из-за стимуляции паучьими нейротоксинами вегетативной нервной системы и/или вследствие прямого действия яда на кардиомиоциты, в то же время вызванная аллергической реакцией гипотония также увеличивает частоту сердечных сокращений. Во-вторых, отчасти воздействие яда на организм и эффекты аллергии опосредуются общими медиаторами, отсюда появляются и идентичные симптомы. Как мы с вами помним, ряд веществ (например, гистамин), которые являются главными участниками типичной аллергической реакции, содержатся и в ядах. Более того, некоторые компоненты яда могут оказывать гистамин-высвобождающее и/или гистаминоподобное действие.
Тут, полагаю, возникает логичный вопрос: если симптомы аллергии и отравления настолько похожи, можно ли их как-то различить? Очевидно, задача эта не простая. Конечно, определённые симптомы и их сочетания могут указывать на появление у вас аллергии на паучий яд, например, таковыми могут служить высыпания по всему телу и/или долго не проходящее воспаление в ранке после укуса какого-нибудь слабоядовитого вида, вроде той же брахи (род Brachypelma) или граммостолы (род Grammostola). И всё же, не имея соответствующих знаний и опыта, вам вряд ли удастся самостоятельно выявить проблему. Диагностика осложняется не только тем, что слабовыраженная аллергическая реакция может маскироваться действием яда, особенно в случае с более токсичными видами, но и тем, что она вдобавок может подавляться противоаллергическими препаратами, которые многие арахнокиперы незамедлительно принимаются в случае укуса. Таким образом, аллергия даже при её наличии может оставаться незамеченной.
Есть ли способ как-то ещё узнать, имеется ли аллергия на яд птицееда? В общем-то есть, но, увы, если у вас нет своей лаборатории и вы не владеете методами иммунодиагностики, проверить это не получится ни в больнице, ни у себя дома. Вот когда вас шарахнет анафилаксия, тогда и узнаете, что у вас аллергия …была. А если без шуток, то тест-наборов для анализа на специфические IgE к компонентам яда птицеедов, насколько мне известно, для коммерческого использования не делают в принципе, а потому идти в больницу смысла нет. Вы, конечно, можете последовать советам некоторых умников и сами надоить яду у вашего питомца или взять его самого с собой в медучреждение, чтобы попросить врачей провести необходимые анализы… и я так думаю анализы вам проведут, но, скорее всего, не те, на которые вы рассчитывали. Если же лечиться в психиатрическом диспансере вам некогда, можно пойти другим путём и сделать общий анализ на IgE, но беда в том, что он покажет лишь степень аллергизации организма, однако установить какие вещества выступают в роли аллергенов с его помощью нельзя. Более того, IgE помимо прочего участвуют в формировании сопротивляемости к различным ядам [32-35] и повышенное их содержание в организме не всегда выливается в аллергию [36]. Кожные пробы? Порой советы сделать этот простой анализ (причём даже не в больнице, а прямо у себя дома) появляются среди сообщений на тематических форумах. Но, простите, а что вы собрались закапывать в ранки, цельный яд? Хорошо, яд впитается в ткани, далее ранка покраснеет, набухнет и начнёт чесаться, а дальше что? Как вы собрались различать аллергическую реакцию и действие самого яда? Мало того, что эта процедура бесполезна, она ещё и потенциально вредна, поскольку может вызывать дополнительную сенсибилизацию организма и если раньше аллергии на паучий яд у вас не было, благодаря таким экспериментам вы можете её заработать.
Значить остаётся ходить в неведении и бояться возможных последствий? Правда ведь стрёмно осознавать, что после укуса пушистого милахи авика можно неожиданно грохнуться на пол с закатившимися глазами и посиневшей рожей?)) Только не нужно преувеличивать, случаев анафилактического шока или других серьёзных аллергических реакций на укусы птицеедов до сих пор не зафиксировано, если, конечно, не считать парочку ну очень сомнительных историй из интернетов, а также статью, где описаны последствия встречи той-терьера с Chaetopelma olivaceum (= Chaetopelma aegyptiaca) в Израиле [37]. Практика показывает, что хотя арахнокиперы довольно часто упоминают про аллергию в своих отчётах, 99% таких случаев, даже явно выбивающихся из общей массы, лучше всего объясняются именно отравлением. Типичным примером подобных ошибок является причисление к последствиям аллергической реакции судорог, например, когда они возникают после укусов слабоядовитых видов, таких как брахипельмы (род Brachypelma), граммостолы (род Grammostola), акантоскурии (род Аcanthoscurria) и им подобные. Мы с вами привыкли, что укусы этих пауков заканчиваются симптомами вроде немного поболело, почесалось и прошло, а тут внезапно судороги. Аллергия, однозначно! Однако не стоит забывать, что судороги не типичны для аллергических реакций, если они и возникают, то это бывает крайне редко и всегда сопровождается другими характерными для аллергии симптомами. Чаще судороги проявляются при тяжёлой системной аллергии, когда больной уже отдаёт концы. С чем связано их возникновение при укусах слаботоксичных птицеедов? Большая доза яда и более "удачное" место укуса – вот это куда более вероятные причины развития подобной симптоматики.
Ну а теперь последний вопрос этого раздела: какова вероятность развития сильной аллергической реакции на яд птицееда и возможно ли это в принципе? Отвечая на вторую половину данного вопроса, можно сказать уверенное "да". Исходя из того, что мы знаем об аллергиях, анафилактических реакциях и ядах пауков-птицеедов, можно сделать вывод, что это возможно. Однако говорить о вероятности этого куда труднее. Для начала стоит отметить, что серьёзные аллергии и тем более анафилаксии являются довольно редкими болячками. По оценкам разных исследований развитию анафилактических реакций подвержены около 0,05-2% населения в общей популяции Северной Америки, Европы и Австралии [38], 0,3% жителей Европы [39] и в зависимости от критериев включения от 1,6 до 5,1% населения США [40]. Главными причинами возникновения анафилаксии становятся различные пищевые продукты, лекарственные препараты и нападения жалящих перепончатокрылых насекомых, но никак не укусы пауков. Правда, если говорить об аллергиях, вызванных укусами и ужалениями ядовитых животных, то тут нормальная статистика есть только по перепончатокрылым. Так, например, системными аллергическими реакциями на яды всяких хитрожёлтых пчёл и ос страдают до 7,5% взрослых и 3,4% детей в Европе, тогда как выраженные местные реакции встречаются у 2,4-26,4% европейцев [41, 42]. В принципе не так уж и мало. А как обстоят дела с пауками? К сожалению, внятной информации по аллергическим реакциям на паучьи укусы очень мало, но кое-чего есть. К примеру, в одном из недавно опубликованных исследований [43] указывается, что аллергические реакции отмечены у 4 из 61 (примерно 6,5%) укушенного пауками жителя Шри-Ланки, правда, подробностей и информации о видах восьмилапых, ответственных за это безобразие, не приводится. Согласно результатам другого исследования, проведённого в Австралии, ни у одного из 750 укушенных различными пауканами людей вообще не было никакой аллергии [44]. Есть и ещё одно исследование по этому региону, включающее анализ 2144 случаев укусов людей чёрными вдовами и опять таки случаев аллергии на их яд не отмечено [45]. С другой стороны, есть парочка довольно мутных отчётов, где говорится о развитии у укушенных латродектусами синдрома Коуниса, хотя сказать однозначно, была ли виновата в приведённых случаях именно аллергия, а не кардиотоксическое действие самого яда, не могут даже сами врачи [46, 47].
Так что мы имеем? Аллергия на паучьи яды, по всей видимости, является штукой крайне редкой, а анафилаксия – и вовсе полумифической. Давайте же попробуем разобраться, с чем это может быть связано и как это относится к птицеедам.
Итак, как мы знаем, аллергия развивается у людей далеко не поголовно, а ещё она возникает лишь при повторном контакте с аллергеном после периода сенсибилизации. Этот период, в течение которого и формируется повышенная чувствительность, в случае с ядами животных даже у предрасположенных к аллергии лиц часто растягивается на месяцы и годы, при этом человек с аллергеном контактирует неоднократно. Те же пасечники могут без особых проблем переносить не один десяток пчелиных укусов, прежде чем у них появляется аллергическая реакция на яд. У змееловов аллергия также чаще всего возникает лишь после нескольких укусов или длительного периода работы с сухими ядами. Разумеется, бывают и обратные ситуации, когда гиперчувствительность развивается в течение нескольких дней, причём аллерген может даже не успеть полностью вывестись из организма. В таких случаях соответствующая реакция может проявиться уже при первом введении аллергена (в качестве примера можно привести аллергию на сыворотки и так называемую сывороточную болезнь), однако такие реакции за очень редким исключением не типичны для укусов ядовитых животных, поскольку вызываются попаданием в организм огромных доз высокоаллергенного материала. Так что для возникновения аллергии на яд той же пецилотерии, вам потребуется или сунуть руку в террариум, где сидит сразу пара десятков пауков (правда, тут вы скорее умрёте от интоксикации), или кусаться одной, но регулярно и на протяжении большого промежутка времени. Здесь, правда, есть одна оговорка, поскольку гипотетически аллергия на паучий яд может появиться в результате так называемой перекрёстной сенсибилизации и кусаться пецилой заранее в таком случае вовсе необязательно. Дело в том, что хотя антитела, запускающие каскад аллергической реакции, строго специфичны тем аллергенам, которые вызвали их образование, некоторые другие аллергены могут связываться с ними, если имеют похожую химическую структуру. Таким образом, повышение чувствительности может вызываться одним аллергеном, а аллергическая реакция проявляется сразу на несколько. Можно привести довольно много примеров перекрёстной аллергии (самый известный касается яблок и пыльцы берёз), однако трудно сказать, можно ли встретить какой-то аналог компонентам яда пауков-птицеедов где-то кроме как в самом их яде. Мне лично думается, что это крайне маловероятно. Как показывает практика, наличие аллергии на паучью волосню, а также яд пчёл, яблоки, пыль и т.д. и т.п. совсем не означает, что таковая должна появиться и после укуса птицееда, хотя подверженные аллергиям люди, безусловно, находятся в группе риска, но не из-за перекрёстной аллергии, а потому что само наличие таких заболеваний говорит о нарушениях в работе иммунной системы и предрасположенности к их развитию. Можно предположить, что белки, похожие по структуре на пептиды яда птицеедов, могут содержаться в ядах других паукообразных или на худой конец насекомых и змей, но ей-богу, вы настоящий криворукий болван, если вас постоянно кусает и жалит подобное зверьё. Коли это так, то может пора о чём-то задуматься или сменить хобби?
Ко всему прочему, большое влияние на вероятность развития аллергической реакции оказывают свойства самого аллергена. Большинство токсинов животного происхождения представлены белковыми молекулами, которые являются мощными аллергенами. Тем не менее, не все молекулы белковой природы высокоаллергенны. Выделяется ряд характеристик, которые придают белкам больший или меньший аллергенный потенциал. Одним из таких свойств является размер молекул. Так, наиболее сильными аллергенами считаются белки с молекулярной массой порядка 100 кДа и больше, тогда как пептиды с массами 5-10 кДа, напротив, слабоаллергенны и редко провоцируют какие-либо реакции. А теперь давайте вспоминать информацию из предыдущего раздела, посвящённую тому, из каких компонентов состоит яд у пауков-птицеедов… Вспомнили?) Ага, преимущественно из пептидов с молекулярными массами менее 10 кДа. Конечно, есть в их ядах и более крупные молекулы, вроде тех же гиалуронидаз, однако они содержатся в гораздо меньших количествах. Таким образом, если учесть, что аллергические реакции и тем более анафилаксии возникают относительно редко даже при укусах животных, яды которых содержат гораздо более крупные и, следовательно, более аллергенные компоненты (например, латротоксины, являющиеся главными компонентами ядов чёрных вдов, имеют молекулярные массы порядка 110-140 кДа, однако случаев возникновения аллергии на укусы этих пауков крайне мало), логично предположить, что вероятность развития серьёзной аллергической реакции на яд птицеедов ничтожно мала. Многочисленные случаи укусов арахнокиперов их питомцами (которых, кстати, уже набирается не одна сотня, а то и тысяча) и отсутствие достоверных данных о серьёзных аллергиях также подтверждают эти выводы.

Мощный яд?
*Советую всем, кто не в курсе ознакомиться с таким понятием, как полулетальная доза (LD50), иначе вам будет понятно не всё из написанного ниже.
Неуместные фразы, вроде "мощный яд", "смертельно опасный", "высокотоксичный" и т.д. и т.п. при описаниях пецилотерий используются чуть реже, чем постоянно. Справедливо ли? Давайте же разбираться, так ли их яд крепок и заборист.
Мне удалось найти несколько работ, посвящённых изучению убойности яда различных птицеедов, включая орнаментных. В одной из них в качестве подопытных животных для расчета LD50 выступали сверчки [18]. Советую прочесть данную работу, так как результаты этого исследования интересны и отчасти неожиданны, я же на ней останавливаться не буду, поскольку в контексте настоящей статьи её разбор будет лишним. В ещё одной работе описан весьма странный эксперимент [15]. Если вкратце: подопытным мышам в черепушку делалась инъекция 0,1 мкл яда, после чего засекалось время, за которое животное отдаст концы. Всего таким образом изучались яды 55 видов птицеедов, тестирование проводилось без использования контроля. Результаты сего исследования получились по-своему интересными, но бесполезными по целому ряду причин. С чем их сравнивать и куда приткнуть мне лично неясно, потому данную работу я также не стану разбирать. Наконец, совсем недавно отечественными исследователями была опубликована статья, в которой представлены сравнимые данные именно по яду пецилотерий [48]. Согласно полученным результатам, показатели LD50 (мышам, внутривенно (iv)) яда нескольких видов орнаментных птицеедов (включая Poecilotheria fasciata, P. formosa, P. mettalica, P. miranda, P. ornata, P. regalis, P. rufilata, P. subfusca и P. tigrinawesseli) являются сходными и находятся в пределах 5-14 мг/кг. Подробности на нижеприведённом рисунке, взятом из упомянутой статьи.

Изображение
Токсичность яда нескольких видов орнаментных пауков-птицеедов (по Andreev-Andrievskiy et al., 2017)

Стоит сказать, что ориентируясь на представленные в работе данные, можно сразу же развеять несколько мифов, связанных с большей токсичностью яда одних видов пецилотерий по сравнению с ядами других. Например, довольно часто самой ядовитой пецилой называют металлику (P. mettalica), но как мы видим, особой убойностью её яд на фоне других представителей рода не выделяется. Это же касается и двух крупнейших пецилотерий – орнаты (P. ornata) и руфиляты (P. rufilata), яду которых порой также приписывается некая сверхтоксичность. Вообще, если смотреть на представленные результаты, можно сказать, что прямо-таки значительных различий в токсичности яда у разных видов пецилотерий нет. Более того, если проводить несколько исследований по определению LD50, виды, занимающие призовые места, скорее всего, будут неоднократно меняться.
А теперь давайте разбираться, какое место яды пецилотерий занимают в рейтингах по токсичности относительно ядов прочих животных. Если сравнивать яды пецил с ядами других пауков-птицеедов, то их убойность, вероятно, будет близка с таковой ядов многих видов, населяющих Старый Свет. Например, показатели LD50 яда Stromatopelma calceatum (=Scodra griseipes) равны 9,5 мг/кг (мышам, iv) [49], яда Chilobrachys guangxiensis – 4,4 мг/кг (мышам, внутрибрюшинно (ip)) [50]. Если говорить о птицеедах Нового Света, то их яд ожидаемо оказывается менее токсичным по сравнению с ядами птицеедов Старого Света, например, LD50 яда Acanthoscurria paulensis составляет 25,4 мг/кг (мышам, ip) [25]. Больше, правда, проводить сравнение не с чем, поскольку других статей с указанием рассчитанных на мышах показателей LD50 я не нашёл. К слову, приведённые мной данные тоже не идеальны, поскольку приходится сравнивать результаты, полученные при помощи внутривенных и внутрибрюшинных инъекций. Но что есть, то есть. Справедливости ради, стоит сказать, что показатели LD50 при внутривенном способе введения отличаются от таковых при внутрибрюшинном не столь значительно (особенно в сравнении с подкожными или внутримышечными инъекциями), но, необходимо отметить, что практически всегда LD50(iv) оказывается несколько ниже, чем LD50(ip).
Как обстоят дела, если сравнивать токсичность яда пецил и ядов некоторых особенно опасных пауков? Если говорить о тех же чёрных вдовах или бродячих пауках, то данные по яду пецилотерий на их фоне оказываются более чем скромными. Вот показатели LD50 ядов нескольких видов для примера: каракурт (Latrodectus tredecimguttatus) – 0,9 мг/кг (мышам, ip) [51]; чёрные вдовы (Latrodectus hesperus и Latrodectus mactans) – 0,64 и 0,26 мг/кг соответственно (мышам, ip) [52]; бразильский странствующий паук (Phoneutria nigriventer) – 0,63 мг/кг у самок, 1,57 мг/кг у самцов (мышам, iv) [53], или 0,30 мг/кг (мышам, iv) [54], или от 0,2 до 4,6 мг/кг в зависимости от способа сбора яда (мышам, ip) [55]. Как мы видим, яд пецилотерий слабее ядов упомянутых видов как минимум раз в 10-20, кроме того, принципы действия токсинов птицеедов и токсинов тех же чёрных вдов существенно отличаются. Таким образом, все эти попытки особо продвинутых арахнокиперов провести параллели между данными пауками бессмысленны: определённое сходство в клинической картине, характерной для отравления ядом каракурта и пецилотерии, ещё не говорит о том, что их яды действуют сходно и одинаково опасны.
Что же до ядовитых змей, то и они оставляют пецилотерий далеко позади, когда речь заходит о токсичных свойствах их яда. Здесь на форуме я уже как-то приводил некоторые данные по LD50 нескольких змей (http://serpentes.ru/forums/viewtopic.php?f=56&t=12516). Напишу их ещё раз для примера:
Чёрная мамба (Dendroaspis polylepis) – 0,32 мг/кг
Голубой крайт (Bungarus candidus) – 0,11 мг/кг
Многополосый крайт (Bungarus multicinctus) – 0,11 мг/кг
Ленточный крайт, или пама (Bungarus fasciatus) – 1,67 мг/кг
Королевская кобра (Ophiophagus hannah) – 1,0 мг/кг
Филиппинская кобра (Naja phillipinensis) – 0,18 мг/кг
Чёрно-белая кобра (Naja melanoleuca) – 0,33 мг/кг
Египетская кобра (Naja haje) – 0,43 мг/кг
Красная плюющаяся кобра (Naja pallida) – 0,49 мг/кг
Китайская кобра (Naja atra) – 0,56 мг/кг
Индийская кобра (Naja naja) – 1,08 мг/кг
Шумящая гадюка (Bitis arietans) – 1,03 мг/кг
Песчаная эфа (Echis carinatus) – 0,57 мг/кг
Пирамидальная эфа (Echis pyramidum) – 0,84 мг/кг
Обыкновенная гадюка (Vipera berus) – 0,8 мг/кг
Гюрза (Macrovipera lebetina) – 1,7 мг/кг
Каскавелла (Crotalus durissus) – 0,3 мг/кг
Ромбический гремучник (Crotalus adamanteus) – 1,68 мг/кг
Техасский гремучник (Crotalus atrox) – 2,18 мг/кг
Есть, конечно, и такие виды змей, токсичность яда которых вполне сопоставима с токсичностью яда пецилотерий, причём змеи эти довольно опасны. К ним, например, можно отнести некоторых щитомордников, вроде водяного (Agkistrodon piscivorus) и медноголового (Agkistrodon contortrix), значения LD50 равны примерно 5,13 мг/кг и 10,17 мг/кг (мышам, iv) соответственно [56]. Тем не менее, доза яда, вводимая при укусе этими змеями, минимум в 10-20 раз больше, чем количество яда, впрыскиваемое самыми крупными самками пецил. Более того, яды щитомордников действуют на организм совершенно иначе, они гемо- и некротоксичны, а также куда более аллергены, так что риск возникновения серьёзных осложнений и смерти в разы выше. А если добавить сюда скорость атаки, дальность удара и прочие характеристики, из совокупности которых и складывается опасность того или иного ядовитого животного, получим результаты совсем не в пользу пецилотерий. К слову, случаи смерти от укусов указанных видов змей хотя и редки, но они совсем не мифические. Так что сравнивать и пецил, и любых других пауков-птицеедов с подавляющим большинством ядовитых змей попросту глупо. Даже не особо опасные ядовитые змеи уделывают самых злобных и токсичных птицеедов практически по всем возможным параметрам.
Порой, конечно, где-то в интернетах всплывают совсем другие цифры, касающиеся значений LD50 для яда некоторых птицеедов. Я пару раз встречал упоминания про некие 0,70 мг/кг. Однако, такие утверждения ошибочны и, по всей видимости, основаны на неверной интерпретации некоторых научных данных. Так, например, LD50 хувентоксина (HWTX-I), выделенного из яда китайского птицееда (Cyriopagopus schmidti), действительно составляет порядка 0,70 мг/кг (мышам, ip) [57]. Но вот в чём проблема, это лишь один изолированный компонент, кроме него в яде присутствует ещё куча всего, причём для каждого отдельно взятого токсина показатели LD50 будут сильно различаться. Не стоит забывать, что каждый такой убойный токсин является лишь одними из компонентов яда и растворён в смеси из других пептидов, свободных кислот, солей, аминов и т.д. Таким образом, на каждые 1 мг искомого вещества может приходиться по 50 мг других соединений. Естественно, что при этом LD50 нативного яда будет выше.
Итак, исходя из вышенаписанного, становится понятно, что высокотоксичный яд пецилотерий не особенно токсичен, если только его не сравнивать с ядами птицеедов Нового Света. Но есть одна оговорка, нас ведь интересует токсичность яда для человека, а все результаты опытов по определению LD50 были получены на мышах. С точки зрения анатомии и физиологии мыши – не люди, а потому возникает законный вопрос: можно ли вообще экстраполировать на человека результаты, полученные в опытах на мышах? Ну… и да, и нет. С одной стороны испытания на животных не всегда отражают то, как человеческий организм будет реагировать на исследуемый яд. Некоторые вещества могут быть менее токсичны для мышей, но более ядовиты для людей и наоборот. Тем не менее, крайне редко случается так, чтобы какой-либо яд, показавший на мышах высокие значения LD50, был бы крайне опасен для человека, равно как и яд, убойный для мышей, был бы безвреден для двуногих. Как правило, те животные, чей яд имеет низкие показатели LD50, более опасны, нежели животные, яд которых показывает высокие значения LD50 (при условии, что у них он вырабатывается в достаточных и сопоставимых количествах, а также имеется эффективная система доставки). Сравните, скажем, чёрную мамбу и техасского гремучника, индийскую кобру и водяного щитомордника, того же каракурта и любую из пецилотерий. Первые гораздо опаснее вторых. Несмотря на все погрешности, связанные с определением LD50 на животных, данный показатель чрезвычайно важен и используется для оценки опасности самых разнообразных веществ, включая лекарства, разную химию (бытовую и не очень) и т.п. Разумеется, экстраполировать данные опытов с животными на людей можно лишь как грубое приближение, но в большинстве случаев это вполне оправдано. По моему глубокому убеждению, яды птицеедов как раз относятся к данной категории: реакция человеческого организма на укусы этих пауков вполне предсказуема и во многом соответствует таковой подопытных грызунов, а потому вполне уместно говорить о сравнительно низкой токсичности их яда и для мышей, и для людей. Хотя… стоит сказать, что далеко не всем животным так повезло и среди четвероногих, по-видимому, есть виды, очень чувствительные именно к ядам птицеедов. Например, в одном исследовании говорится о серии случаев, связанных с укусами людей и собак птицеедами родов Phlogellius и Selenocosmia в Австралии [58]. Все нападения пауков на собак закончились смертью последних, тогда как покусанные человеки отделались лишь легким испугом. Объяснить различия в последствиях укусов у собак и людей меньшими размерами четвероногих не получается, поскольку среди погибших животных были 40-50 килограммовые псины, причём помирали они всего за пару часов. Известна и обратная ситуация, например, с печально известным сиднейским воронковым пауком (Atrax robustus), чьи укусы относительно безвредны для собак и кошек, но крайне опасны для приматов, включая человека [59, 60].

Подводим итоги
Итак, какие выводы мы можем вынести из всего вышеизложенного? Давайте попробуем ответить на несколько наиболее животрепещущих вопросов частного пауководства с учётом приведённой выше информации.

Является ли яд пецилотерий высокотоксичным?
Нет. Его можно назвать таковым только на фоне птицеедов Нового Света, но по сравнению с бродячими пауками, чёрными вдовами, многими скорпионами и уж тем более ядовитыми змеями он слабый.

Можно ли сравнивать опасность работы с пецилотериями и таковую с ядовитыми змеями?
Однозначно нет. Пецилотерии, как и любые другие пауки-птицееды сильно уступают практически любым ядовитым змеям по всем возможным параметрам, включая токсичность яда и его количество, скорость и дальность удара, сложность в манипуляциях и т.д. Сравнивать пецилотерию и ядовитую змею, пусть даже не особо опасную, вроде обыкновенной гадюки – всё равно, что сравнивать перочинный нож с пистолетом Макарова.

Заслуживают ли пецилотерии статуса опасных животных?
Да. Их укус вызывает вполне ощутимые последствия и гипотетически при неудачном стечении обстоятельств человек может отъехать в мир иной. Кусаться ими однозначно не рекомендуется.

Заслуживают ли пецилотерии статуса смертельно (особо) опасных животных?
А заслуживают ли, например, обыкновенные гадюки такого статуса? Кусают они больно, а ещё от их укусов периодически помирают люди. И, тем не менее, у меня язык не поворачивается обозвать гадюку каким-то особо опасным видом, особенно на фоне того, что в этой стране держат некоторые киперы. Как видно из приведённой выше информации, пецилам даже до гадюк неимоверно далеко, так что нет, не заслуживают. И мнение моё не поменяется, даже если пецилотерии загрызут насмерть пару-тройку человек.

Известны ли смерти людей от укусов пецилотерий или других птицеедов?
Нет. Всё что есть – непроверяемые байки из сомнительных источников.

Может ли укус пецилотерии убить взрослого человека?
При обычных условиях нет. Если мы берём взрослого относительно здорового человека (т.е. у него нет сразу нескольких сердечных пороков, сахарного диабета и СПИДа в придачу) и он живёт не в двух днях пути до ближайшей больницы, то шансов окочуриться у него нет практически никаких. Это же касается и подростков, хотя с учётом разницы в росте, весе и других показателях, симптомы отравления у них, скорее всего, будут более выраженными. Единственными возможными исключениями могут быть или множественные укусы, или укус в область головы и шеи. Относительно первого варианта я даже не знаю, чтобы такие случаи вообще имели место быть, хотя гипотетически они могут возникнуть. Пецилотерии являются одними из немногих пауков, которых возможно содержать группами в одном объёме и некоторые киперы пытаются это делать, так что при данном подходе есть шанс схватить сразу несколько укусов. Второй пример более реален, поскольку при укусе в шею возможно развитие значительного отёка, который теоретически может привести к асфиксии, потере сознания и смерти. Подобный случай описывается в одном из отчётов (www.aquaforum.ua/showpost.php?p=1555667&postcount=19), правда по описанию трудно понять, была ли там реальная опасность не очнуться. Если же отбросить случаи с укусами в лицо и шею, а также нападениями стай злобных пауков, то помереть от яда пецилотерии можно лишь при наличии серьёзных патологий сердечно-сосудистой системы и тяжёлых метаболических заболеваний. Правда больной в этом случае скорее будет лежать в койке, а не обслуживать террариумы с пауками.

Может ли укус пецилы убить ребёнка или старика?
Возможно, но маловероятно. Говоря об укусах ядовитых животных, дети и пожилые люди по понятным причинам включаются в группу риска, однако и здесь вероятность смертельного исхода довольно мала. К слову при адекватной симптоматической терапии (и даже без неё) и малолетние дети, и дряхлые старики часто выживают при серьёзных укусах тех же латродектусов, от которых пецилы по токсичности яда неимоверно далеки.

Опасен ли укус пецилы для кошки или собаки?
Видимо, да. Наши четвероногие друзья более чувствительны к яду птицеедов и имеют все шансы попасть в лучший из миров. Случаи гибели крупных собак от укусов некоторых видов птицеедов, в частности представителей родов Phlogellius и Selenocosmia зафиксированы в научной литературе, так что есть основание полагать, что и пецилотерии могут быть опасны для четвероногих. Сам я не видел и не искал отчётов о смертях покусанных пецилотериями домашних животных, хотя слышал, что такие вроде есть.

Опасны ли укусы мелких пецил?
Нет. Встречаются отдельные индивиды, которые всерьёз боятся последствий от укусов пауков 1-й, 2-й, 3-й, 4-й линек. Нужно ли говорить, что запас яда у таких пауков микроскопический, а ещё он, скорее всего, менее токсичен сам по себе (зависимые от возраста изменения в содержании белков и токсичности яда показаны на примере нескольких видов аранеоморфных пауков), а потому каких-либо серьёзных проблем доставить не способен.

Бывают ли вакцины от укусов пецилотерий или других птицеедов?
Нет и их никогда не будет. Идея озадачиться созданием вакцины от укусов птицеедов могла бы прийти в голову или совсем ничего не понимающему в медицине/биологии человеку, или просто идиоту. Третьего тут не дано. Какой смысл создавать нечто против сравнительно безвредного яда, что будет в разы опаснее этого самого яда? Кто не в курсе, почитайте про сывороточную болезнь и риски применения антидотов. И да, в российских реалиях противокаракуртовую сыворотку использовать при укусах птицеедов не имеет смысла (ну если только для увеличения шансов на неблагоприятный исход), поскольку состав яда латродектусов и механизм его действия принципиально отличен от таковых яда любых птицеедов.

Могут ли возникать аллергические/анафилактические реакции на укусы птицеедов?
Да, но вероятность этого крайне мала. На сегодняшний день достоверных случаев возникновения серьёзных аллергических реакций на яд птицеедов неизвестно.

Литература
1. Орлов Б.H., Гелашвили Д.Б. Зоотоксинология (ядовитые животные и их яды): Учеб. пособие для студентов вузов по спец. «Биология». – M.: Высш. шк., 1985. 280.
2. Dinamithra N.P., Sivansuthan S., Johnson P., Nishshanka, J.G.P. Clinical presentation and outcome of Sri-Lankan Ornamental Tarantula Poecilotheria fasciata spider bite: a case report. Anuradhapura Medical Journal. 2013; 7(1):10-12.
3. Jegaraj K.A., Saurabh R.S., Rakesh P.S. Spider bite from South India. J. Postgrad. Med. 2014; 60(2):216-217.
4. Witharana E.W.R.A., Karunaratne W.A.I.P., Wijesinghe S.K.J., Kadahetti S.C.L. Spider bite in Sri Lanka: Two case reports of envenomation by two tarantula species. Sri Lanka Journal of Medicine. 2018; 27(1):71-73.
5. Ahmed N., Pinkham M., Warrell D.A. Symptom in search of a toxin: muscle spasms following bites by Old World tarantula spiders (Lampropelma nigerrimum, Pterinochilus murinus, Poecilotheria regalis) with review. QJM. 2009;102(12):851-857.
6. Fuchs J., von Dechend M., Mordasini R., Ceschi A., Nentwig W. A verified spider bite and a review of the literature confirm Indian ornamental tree spiders (Poecilotheria species) as underestimated theraphosids of medical importance. Toxicon. 2014; 77:73-77.
7. de Haro L., Jouglard J. The dangers of pet tarantulas: experience of the Marseilles Poison Centre. J. Toxicol. Clin. Toxicol. 1998; 36(1-2):51-53.
8. Schmidt G. Efficacy of bites from Asiatic and African tarantulas. Trop. Med. Parasitol. 1989; 40(2):114.
9. Breitschwerdt M. Folgen und Behandlung eines Bissunfalls mit Poecilotheria ornata POCOCK 1899. Arachne. 2005; 10:26-28.
10. Gabriel R. Notes and observations regarding the bite of Poecilotheria pederseni. Br. Tarantula Soc. J. 2002; 17(2):61-64.
11. Lieske H. Ein Erfahrungsbericht über den folgenreichen Biss einer Poecilotheria fasciata (LATREILLE, 1804). Arachne. 2005; 10:29-32.
12. Василевский А.А., Козлов С.А., Гришин Е.В. Молекулярное разнообразие яда пауков. Успехи биологической химии, 2009. 49: 211-274.
13. Herzig V., King G.F. The neurotoxic mode of action of venoms from the spider family Theraphosidae. In: W. Nentwig (ed.), Spider Ecophysiology, Springer-Verlag, Berlin. 2013, 203-215.
14. Kuhn-Nentwig L., Stoecklin R., Nentwig W. Venom composition and strategies in spiders: is everything possible? Adv. Insect Physiol. 2011; 40:1-86.
15. Escoubas P., Rash L. Tarantulas: eight-legged pharmacists and combinatorial chemists. Toxicon. 2004; 43(5):555-574.
16. Oldrati V., Koua D., Allard P.M., Hulo N., Arrell M., Nentwig W., Lisacek F., Wolfender J.L., Kuhn-Nentwig L., Stöcklin R. Peptidomic and transcriptomic profiling of four distinct spider venoms. PLoS One. 2017; 12(3):e0172966.
17. Sanggaard K.W., Bechsgaard J.S., Fang X., Duan J., Dyrlund T.F., Gupta V., Jiang X., Cheng L., Fan D., Feng Y., Han L., Huang Z., Wu Z., Liao L., Settepani V., Thøgersen I.B., Vanthournout B., Wang T., Zhu Y., Funch P., Enghild J.J., Schauser L., Andersen S.U., Villesen P., Schierup M.H., Bilde T., Wang J. Spider genomes provide insight into composition and evolution of venom and silk. Nature Communications. 2014; 5:3765.
18. García-Arredondo A., Rodríguez-Rios L., Díaz-Peña L.F., Vega-Ángeles R. Pharmacological characterization of venoms from three theraphosid spiders: Poecilotheria regalis, Ceratogyrus darlingi and Brachypelma epicureanum. J. Venom Anim. Toxins Incl. Trop. Dis. 2015; 21:15.
19. Rodriguez-Rios L., Diaz-Pena L.F., Lazcano-Perez F., Arreguin-Espinosa R., Rojas-Molina A., Garcia-Arredondo A. Hyaluronidase-like enzymes are a frequent component of venoms from theraphosid spiders. Toxicon. 2017;136: 34-43.
20. Chaves-Moreira D., Senff-Ribeiro A., Wille A.C.M., Gremski L.H., Chaim O.M., Veiga S.S. Highlights in the knowledge of brown spider toxins. J. Venom Anim. Toxins Incl. Trop. Dis. 2017; 23:6.
21. Cristina de Oliveira-Lima K., Farsky S.H., Lopes P.H., de Andrade R.M., van den Berg C.W., Tambourgi D.V. Microcirculation abnormalities provoked by Loxosceles spiders' envenomation. Toxicon. 2016; 116:35-42.
22. Okamoto C.K., van den Berg C.W., Masashi M., Gonçalves-de-Andrade R.M., Tambourgi D.V. Tetracycline reduces kidney damage induced by Loxosceles spider venom. Toxins (Basel). 2017; 9(3). pii:E90.
23. Karcioglu O., Gumustekin M., Tuncok Y., Celik A. Acute renal failure following latrodectism. Vet. Hum. Toxicol. 2001; 43(3):161-163.
24. Mendez G.P., Enos D., Moreira J.L., Alvaredo F., Oddo D. Nephrotic syndrome due to minimal change disease secondary to spider bite: clinico-pathological case of a non-described complication of latrodectism. Clin. Kidney J. 2017; 10(2):229-232.
25. Mourao C.B., Oliveira F.N., e Carvalho A.C., Arenas C.J., Duque H.M., Gonçalves J.C., Macedo J.K., Galante P., Schwartz C.A., Mortari M.R., Almeida Santos Mde F., Schwartz E.F. Venomic and pharmacological activity of Acanthoscurria paulensis (Theraphosidae) spider venom. Toxicon. 2013; 61:129-138.
26. Rocha-E-Silva T.A., Linardi A., Antunes E., Hyslop S. Pharmacological characterization of the edema caused by Vitalius dubius (Theraphosidae, Mygalomorphae) spider venom in rats. J. Pharmacol. Exp. Ther. 2016; 356(1):13-19.
27. Herrero M.V., Gutiérrez J.M. The micronecrotic effect of the venom of Aphonopelma seemanni (Araneae: Theraphosidae) of Costa Rica in the white mouse. Rev. Biol. Trop. 1984; 32(1):173-175.
28. Ownby C.L., Odell G.V. Pathogenesis of skeletal muscle necrosis induced by tarantula venom. Exp. Mol.Pathol. 1983; 38(3):283-296.
29. Banerjee K., Banerjee R., Mukherjee A.K., Ghosh D. Tarantula bite leads to death and gangrene. Indian J. Dermatol. Venereol. Leprol. 1997; 63(2):125-126.
30. Ghosh J.B., Roy M., Bala A.K. Delayed onset interstitial nephritis following multiple wasp stings. Indian J. Nephrol. 2009; 19(2):71-73.
31. Nag S.S., Ghosh N., Singh A.K., Nayek K., Mitra P. Nephritic syndrome following multiple bee stings: a late hypersensitivity reaction. Paediatr. Int. Child Health. 2015; 35(2):157-159.
32. Akahoshi M., Song C.H., Piliponsky A.M., Metz M., Guzzetta A., Abrink M., Schlenner S.M., Feyerabend T.B., Rodewald H.R., Pejler G., Tsai M., Galli S.J. Mast cell chymase reduces the toxicity of Gila monster venom, scorpion venom, and vasoactive intestinal polypeptide in mice. J. Clin. Invest. 2011; 121(10):4180-4191.
33. Marichal T., Starkl P., Reber L.L., Kalesnikoff J., Oettgen H.C., Tsai M., Metz M., Galli S.J. A beneficial role for immunoglobulin E in host defense against honeybee venom. Immunity. 2013; 39(5):963-975.
34. Metz M., Piliponsky A.M., Chen C.C., Lammel V., Abrink M., Pejler G., Tsai M., Galli S.J. Mast cells can enhance resistance to snake and honeybee venoms. Science. 2006; 313(5786):526-530.
35. Starkl P., Marichal T., Gaudenzio N., Reber L.L., Sibilano R., Tsai M., Galli S.J. IgE antibodies, FcεRIα, and IgE-mediated local anaphylaxis can limit snake venom toxicity. J. Allergy Clin. Immunol. 2016; 137(1):246-257.
36. Adib-Tezer H., Bayerl C. Honeybee and wasp venom allergy: Sensitization and immunotherapy. J. Dtsch. Dermatol. Ges. 2018; 16(10):1228-1247.
37. Srugo I., Aroch I., Bruchim Y. Anaphylactic reaction to a spider (Chaetopelma aegyptiaca) bite in a dog. Israel Journal of Veterinary Medicine. 2009; 64(3):84.
38. Lieberman P., Camargo C.A. Jr., Bohlke K., Jick H., Miller R.L., Sheikh A., Simons F.E. Epidemiology of anaphylaxis: findings of the American College of Allergy, Asthma and Immunology Epidemiology of Anaphylaxis Working Group. Ann. Allergy Asthma Immunol. 2006; 97(5):596-602.
39. Panesar S.S., Javad S., de Silva D., Nwaru B.I., Hickstein L., Muraro A., Roberts G., Worm M., Bilo M.B., Cardona V., Dubois A.E., Dunn Galvin A., Eigenmann P., Fernandez-Rivas M., Halken S., Lack G., Niggemann B., Santos A.F., Vlieg-Boerstra B.J., Zolkipli Z.Q., Sheikh A. The epidemiology of anaphylaxis in Europe: a systematic review. Allergy. 2013; 68(11):1353-1361.
40. Wood R.A., Camargo C.A.Jr., Lieberman P., Sampson H.A., Schwartz L.B., Zitt M., Collins C., Tringale M., Wilkinson M., Boyle J., Simons F.E. Anaphylaxis in America: the prevalence and characteristics of anaphylaxis in the United States. J. Allergy Clin. Immunol. 2014; 133(2):461-467.
41. Sturm G.J., Varga E.M., Roberts G., Mosbech H., Bilo M.B., Akdis C.A., Antolin-Amerigo D., Cichocka-Jarosz E., Gawlik R., Jakob T., Kosnik M., Lange J., Mingomataj E., Mitsias D.I., Ollert M., Oude Elberink J.N.G., Pfaar O., Pitsios C., Pravettoni V., Rueff F., Sin B.A., Agache I., Angier E., Arasi S., Calderon M.A., Fernandez-Rivas M., Halken S., Jutel M., Lau S., Pajno G.B., van Ree R., Ryan D., Spranger O., van Wijk R.G., Dhami S., Zaman H., Sheikh A., Muraro A. EAACI guidelines on allergen immunotherapy: hymenoptera venom allergy. Allergy. 2018; 73(4):744-764.
42. Bilo B.M., Bonifazi F. Epidemiology of insect-venom anaphylaxis. Curr. Opin Allergy Clin. Immunol. 2008; 8(4):330-337.
43. Kularatne S.A.M., Shahmy S., Rathnayake S.S., Dawson A.H. Clinico-epidemiology of arthropod stings and bites in primary hospitals of North Western province of Sri Lanka. Clin Toxicol (Phila). 2018; 56(10):880-885.
44. Isbister G.K., Gray M.R. A prospective study of 750 definite spider bites, with expert spider identification. QJM. 2002; 95(11):723-731.
45. Sutherland S.K., Trinca J.C. Survey of 2144 cases of red-back spider bites. Australia and New Zealand, 1963-1976. Medical Journal of Australia. 1978; 2:620-623.
46. Cervellin G., Neri G., Lippi G., Curti M., Kounis N.G. Kounis syndrome triggered by a spider bite. A case report. Int. J. Cardiol. 2016; 207:23-24.
47. Yaman M., Mete T., Ozer I., Yaman E., Beton O. Reversible myocarditis and pericarditis after black widow spider bite or Kounis syndrome? Case Rep. Cardiol. 2015; 2015:768089.
48. Andreev-Andrievskiy A., Popova A., Lagereva E., Osipov D., Berkut A., Grishin E., Vassilevski A. Pharmacological analysis of Poecilotheria spider venoms in mice provides clues for human treatment. Toxicon. 2017; 138:59-67.
49. Celerier M.L., Paris C., Lange C. Venom of an aggressive African Theraphosidae (Scodra griseipes): milking the venom, a study of its toxicity and its characterization. Toxicon. 1993;31(5):577-590.
50. Xiao Y., Tang J., Yang Y., Wang M., Hu W., Xie J., Zeng X., Liang S. Jingzhaotoxin-III, a novel spider toxin inhibiting activation of voltage-gated sodium channel in rat cardiac myocytes. J. Biol. Chem. 2004; 279(25): 26220-26226.
51. Gwaltney-Brant S, Dunayer E, Youssef H. Terrestrial zootoxins. In: Gupta RC (ed.), Veterinary Toxicology (Second Edition) Amsterdam, The Netherlands: Elsevier; 2012. pp. 969–992.
52. Daly F.F., Hill R.E., Bogdan G.M., Dart R.C. Neutralization of Latrodectus mactans and L. hesperus venom by redback spider (L. hasseltii) antivenom. J. Toxicol. Clin. Toxicol. 2001; 39(2): 119-123.
53. Herzig V., John Ward R., Ferreira dos Santos W. Intersexual variations in the venom of the Brazilian 'armed' spider Phoneutria nigriventer (Keyserling, 1891). Toxicon. 2002; 40(10):1399-1406.
54. Bucherl W. Spiders In: W. Bucherl and E.E. Buckley (Eds.), Venomous Animals and Their Venoms, vol. II, Academic Press, New York. 1971, р.197-277.
55. de Roodt A.R., Lago N.R., Lanari L.C., Laskowicz R.D., Costa de Oliveira V., Neder de Roman E., de Titto E.H., Damin C.F. Lethality and histopathological alterations caused by Phoneutria nigriventer spider venom from Argentina: Neutralization of lethality by experimental and therapeutic antivenoms. Toxicon. 2017; 125:24-31.
56. Arce V., Rojas E., Ownby C.L., Rojas G., Gutierrez J.M. Preclinical assessment of the ability of polyvalent (Crotalinae) and anticoral (Elapidae) antivenoms produced in Costa Rica to neutralize the venoms of North American snakes. Toxicon. 2003; 41(7):851-860.
57. Liang S.P., Zhang D.Y., Pan X., Chen Q., Zhou P.A. Properties and amino acid sequence of huwentoxin-I, a neurotoxin purified from the venom of the Chinese bird spider Selenocosmia huwena. Toxicon. 1993; 31(8):969-978.
58. Isbister G.K., Seymour J.E., Gray M.R., Raven R.J. Bites by spiders of the family Theraphosidae in humans and canines. Toxicon. 2003; 41(4):519-524.
59. Mylecharane E.J., Spence I., Sheumack D.D., Claassens R., Howden M.E. Actions of robustoxin, a neurotoxic polypeptide from the venom of the male funnel-web spider (Atrax robustus), in anaesthetized monkeys. Toxicon. 1989; 27(4):481-492.
60. Sutherland S.K, Tibballs J. Australian animal toxins: the creatures, their toxins and care of poisoned patient. 2nd ed. South Melbourne; New York: Oxford University Press, 2001. 856p.

PS: Надеюсь, что приведённый выше текст получился интересным. Я старался глубоко не вдаваться молекулярные механизмы и прочие подробности, трудно воспринимаемые для неподготовленного читателя. Вероятно, местами повествование оказалось несколько сумбурным с отсутствием логических связок между отдельными блоками. Так получилось потому, что мне в какой-то момент надоело писать сию статью и дописывал я её, что называется, через силу))

Вернуться в «Беспозвоночные»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей